БлогПолітик

Вернуться в авангард: как украинцам побороть комплекс неполноценности

В начале ХХ века наши художники пребывали в авангарде мирового искусства. Киевляне Александр Архипенко и Казимир Малевич, Натан Альтман из Винницы и Мане-Кац из Кременчуга, воспитанник Одесского художественного училища Владимир Баранов-Россине, одесситка Соня Делоне, Хана Орлова родом из Харьковщины – часто имена этих мастеров в Европе и Америке известны гораздо шире, чем в Украине. Они не только формировали свой стиль в известных парижских салонах начала ХХ века, но и влияли на французское и мировое искусство.

Украинский авангард

Украинец Александр Архипенко во всем мире считается родоначальником кубизма в скульптуре. Он первым стал использовать пустоты как часть скульптурных произведений, активно работал с негативным пространством. Его работы хранятся во всех ведущих американских центрах искусства – Мuseum оf Мodern Аrt, Метрополитен-музее и Музее Гуггенхайма в Нью-Йорке, Национальной художественной галерее в Вашингтоне. Шведский историк культуры Ханс Гильдебрандт утверждал: «Если бы не украинец Архипенко, невозможно представить, чтобы наша современная скульптура смогла полностью порвать с натурализмом – этим океаном, вокруг которого вращались все течения ХІХ века».

Сложно переоценить то влияние, которое оказал на современное мировое искусство украинский художник Казимир Малевич. Его «Черный квадрат» в 1915 году произвел эффект разорвавшейся бомбы, став живописным манифестом супрематизма, нового направления в искусстве. Его последователи появлялись по всему миру. Так, один из самых важных представителей американского абстрактного искусства 1960-70-х Эд Рейнхардт с его «черными рисунками» (black paintings) очень близок к супрематизму и творческому наследию Малевича.

Авангардист и театральный художник из Винницы Натан Альтман с 1902 по 1907 год учился в Одесском училище, затем жил, продолжал обучение и активно выставлялся в Париже. Его знаменитый портрет Анны Ахматовой с элементами кубизма часто приписывают перу Модильяни, настолько он вливается в парижскую живопись того времени. Чуть позже французскую столицу покорил еще один украинский еврей, художник Мане-Кац. Его первую выставку в галерее Персье в мае 1923 года посетил сам Пабло Пикассо и внимательно рассматривал каждую картину. На вторую выставку основатель кубизма отправил арт-дилера и посоветовал ему купить четыре работы Мане-Каца. Спустя семь лет Пикассо сделал карандашный портрет украинского художника с дарственной надписью. Сегодня он хранится в музее современного искусства Хайфы.

Французская художница и дизайнер, первая женщина, чьи работы при жизни выставлялись в Лувре, Соня Делоне в своей книге воспоминаний писала: «Яркие краски я люблю. Это краски моего детства, краски Украины». Ее яркие визуальные образы впоследствии вдохновляли непревзойденную Коко Шанель.

Еще долго можно перечислять заслуги всех украинских участников Осеннего салона и Салона независимых Парижской школы живописи, жителей творческой мастерской «Улей». Абрам Маневич, которым восторгался Эйнштейн. Великий физик писал живописцу: «Мы оба служим звездам. Вы – как художник, я – как ученый». Владимир Баранов-Россине, который, развивая идеи Скрябина о светомузыке, придумал первое оптофоническое пианино. Хана Орлова, ставшая кавалером Ордена Почетного Легиона в 1925 году.

Не менее примечательны украинцы и в других сферах культуры. Весь мир с восторгом слушает музыку дончанина Сергея Прокофьева и боготворит режиссера Александра Довженко. В прошлом году его фильм «Земля» вошел в пятерку мировых киношедевров по версии ЮНЕСКО.

Экономический эгоизм

Самое интересное – мы не хуже иностранцев не только в кино, живописи или музыке. Будучи руководителем крупного семейного фармацевтического предприятия, я видел, что украинский продукт по качеству сравним с европейским или американским. И у меня родился термин «экономический эгоизм». Быть украинским экономическим эгоистом – значит отбросить скромность и чувство собственной второсортности, чтобы смело признать: мы можем делать не хуже, чем иностранцы. Просто нужно уметь объединяться и защищать свои интересы.

Стать сильнее и увереннее нам мешают излишняя скромность и комплекс неполноценности, сформировавшийся на протяжении долгой сложной истории Украины и окончательно закрепленный в Советском Союзе. С этими чертами нужно бороться, иначе западные партнеры никогда не перестанут воспринимать нас как огромный потребительский рынок, зависимый от иностранных заимствований. Под угрозой остановки финансовых вливаний нас принуждают играть по чужим правилам.

Тут и должен включаться экономический эгоизм и активное позиционирование себя в мире как страны производства, а не потребления. Мы можем не только покупать импортные продукты по завышенным ценам, но и производить собственные, не уступающие по качеству. Нужно любить свою страну и развивать ее, исходя из правила: сначала доминируем мы, здесь живущие, а потом все остальные. Я абсолютно убежден, что экономический эгоизм – это наш макрошанс.